Библиотека

а знаете ли вы, что…
Перекрестные связиМир, описываемый Стивеном Кингом в своих произведениях, характерен множеством перекрестных связей между различными книгами, что делает его более реальным для читателя. В нашем каталоге публикуется информация о подобных взаимосвязях между различными произведениями Стивена Кинга.
на правах рекламы
цитата
He more than half suspected that one of the things which had kept their marriage together when it seemed as if each year brought the news that two or three of their friends’ marriages had collapsed was their respect of the mystery – the half-grasped but never spoken idea that maybe, when you got right down to the place where the cheese binds, there was no such thing as marriage, no such thing as union, that each soul stood alone and ultimately defied rationality. That was the mystery. And no matter how well you thought you knew your partner, you occasionally ran into blank walls or fell into pits. And sometimes (rarely, thank God) you ran into a full-fledged pocket of alien strangeness, something like the clear-air turbulence that can buffet an airliner for no reason at all. An attitude or belief which you had never suspected, one so peculiar (at least to you) that it seemed nearly psychotic. And then you trod lightly, if you valued your marriage and your peace of mind; you tried to remember that anger at such a discovery was the province of fools who really believed it was possible for one mind to know another.
Stephen King. "Pet Sematary"
Стивен Кинг 60-х
Размышления активиста студгородка

Стивен Кинг

Как мне кажется, колледж - всегда время перемен: последние сильные судороги детства. Но сомневаюсь, чтобы когда-либо перемены эти были такого размаха, с какими столкнулись студенты, водворившиеся в студгородки во второй половине шестидесятых*.
Питер Рили, "Сердца в Атлантиде"

Подобно сотням своих современников, жителей студгородка Университета штата Мэн, в конце 60-х Стивен Кинг боролся за то, чтобы прийти к соглашению с миром, перевернутым вверх тормашками войной во Вьетнаме. Поступив юным истинным республиканцем из маленького городка штата Мэн на первый курс в Ороно в 1966-м, Кинг, закончил Университет в 1970-м длинноволосым антивоенным активистом кампуса.

Кинг и другие студенческие лидеры Университета штата Мэн в период вьетнамской войны встретились в своей альма-матер 3 октября** для того, чтобы поучаствовать в дискуссии "Тридцать лет спустя: размышления лидеров активистов о политической деятельности студгородка". Обсуждение было приурочено к ежегодной литературной конференции Университета штата Мэн, темой которой, осенью-зимой 2001-2002 года, была книга "Сердца в Атлантиде".

Вместе с Кингом в дискуссии приняли участие двое других выпускников 69 года - Майкл Карпентер, бывший министр юстиции и генеральный прокурор штата Мэн и Ричард Давиес - бывший законадатель штата, а ныне - политический консультант. К ним присоединились: Кристина Хастедт (выпуск 68-го года), соучредитель проекта "Равное правосудие" штата Мэн и "Партнеры равного правосудия"; Триш Рили (выпуск 73-го года), исполнительный директор Национальной Академии государственной политики здравоохранения и нынешний председатель совета посетителей Университета штата Мэн; Клиффорд Росен (выпуск 71-го года) - врач, эксперт национального уровня в остеопорозе. Председательствовал в дискуссии Брайан Нейлор от Национальной Общественной Радиокомпании, закончивший Универсисет в 1979-м.

Выступая в переполненной аудитории Хаука, они размышляли о том, как их университетский опыт повлиял на их жизнь и мировоззрение. Далее следуют выдержки из комментариев Кинга.

Вовлечение

Для меня все это было развитием. Моя семья прибыла из Скарборо, штат Мэн. Они были убежденными республиканцами, до такой степени, что в 30-х никто в семье моей матери не стал бы упоминать имени Рузвельта, он был для них только "человеком в Белом Доме". Я работал на Джона Рида (республиканца) во время его избирательной кампании на пост губернатора и я работал на Барри Голдуотера во время его кампании в 1964-м. Первое, что моя жена говорит людям, с которыми мы встречаемся: "В 1968-м, Стив голосовал за Ричарда Никсона".

Первый (протест), который я помню, состоялся в 1967-м, это был бойкот винограда, продаваемого в районе Бангора. С этого момента я стал частью (антивоенного) движения. Далее был сидячий бойкот в Ист-Эннекс, где "Доу Кемикал" проводила собеседования с претендентами на работу. Мы знали, что "Доу Кемикал" производила напалм. Это было то, чем мы уничтожали растительность во Вьетнаме. С этого момента началось быстрое развитие (антивоенной деятельности)

Когда я в 1966-м поселился в кампусе, я жил в Ганнетт Холле. Моим соседом по комнате был Гарольд Кросби из Вайтинга, шт. Мэн. Он знал, чем он хочет заниматься (стать дантистом), он стал им и занимается этим и сейчас. Гарольд есть в "Сердцах в Атлантиде". В январе 1967-го он решил, что мы ошибаемся относительно Вьетнама. К этому дню я совершенно потерял голову от того (видения ситуации), которое Гарольд вбил в меня.

Было настолько волнующе быть вовлеченным в антивоенные протесты. Имелось много различных вещей связанных с протестами, которые сводились к трем или четырем узловым точкам: протест против войны, протест против бедности, протест против дискриминации женщин. Быть частью этого было чрезвычайно волнующим!

Мир, перевернутый с ног на голову

Паранойя (в кампусе) была очень сильной. Гуляло много историй об агентах ФБР и полиции штата, присутствовавших на демонстрациях. (Они), как предполагалось, занимались сбором имен. Чрезвычайно трудно сейчас передать чувство паранойи охватившей нас, а также разгоравшееся чувство гнева, перед лицом того, что принимало масштабы национального безумия. Вы не знаете, (каково это было), заходить в бакалею на Вестгейт Молл и слышать от подходящей женщины, презрительно смотрящей на вас: "Почему ты не подстригаешься? Почему ты не во Вьетнаме? На что ты годен?"

Было страшно, даже прямо здесь, в кампусе. Было страшно проснуться и узнать, что Национальная гвардия убила четырех детей в студгородке в Огайо (Кент Стейт, 4 мая 1970г.)

И, в то же самое время, я знал, что на периферии, для всех людей, кто выглядел как я - длинноволосые умники, уроды - был целый мир здесь в Университете, где парни одевались в полиэстер и пуловеры, а девчонки в колоколообразные юбки и блузки Шип энд Шоре с воротничками а-ля Питер Пен. И они были счастливы, отмечаться (на вахте) в 10 вечера, потому что они должны были надевать бигуди и заниматься всем тем, чем они обычно занимались, для того, чтобы встретить следующий день. Они были погружены в даты и в футбол. Вьетнам был где-то там, далеко за горизонтом.

Поворотные моменты

Я приехал домой из колледжа, и одна из моих теток из Массачусетса была у нас в гостях. Я был в кухне, а моя мать и тетка были в гостиной. Я слышал, что моя тетя сказала моей маме: "Почему ты не скажешь ему, чтобы он обрезал свои волосы или убирался? Он выглядит как девчонка и говорит все эти вещи против правительства". Моя мать ответила: "Я не согласна с ним, но он делает то, что считает верным и он достаточно взрослый, для того чтобы думать самостоятельно". Мои глаза наполнились слезами, и я вынужден был выйти. Я не хотел, чтобы она знала, что я подслушивал, и она никогда не говорила об этом (больше).

(Моя мать) умерла от рака в 1974-м. В конце 1973-го, когда было ясно, что она уже не поправится, она, лежа в постели, притянула меня к себе и сказала: "Я хочу сказать тебе кое-что, перед тем как уйти. Ты должен пообещать мне, не говорить этого своему брату". Я пообещал, и она сказала: "Я голосовала за МакГоверна".

Оглядываясь назад

Иногда я не очень люблю свое поколение. Я думаю, что воздействие студенческого движения может быть переоценено. Для меня, многие из этих людей (даже среди бывших вовлеченными в антивоенное движение) позднее перешли к центру в политике. Я думаю, что ужасно много людей задумалось над вопросами: "Насколько много я смогу заработать денег?" и "Боже, я знаю, что политика Рейгана близка к неандертальской, но, Иисус, она хороша для экономики. Мое портфолио становится таким большим. Мало того, что я смогу выучить своих детей, но я также могу позволить себе немного потранжирить."

Было время, когда (возможность изменить нацию) мы держали в своих руках, когда в течение примерно месяца на нашу долю пришлось 3 марша, 4 демонстрации и еще 3 неудачных попытки идиотской администрации Никсона и Джексона изменить страну. Я верю в то, что мы были близки к изменению политики. Там были люди с оружием, один из них стрелял в Бобби Кеннеди в 1968-м в кухне гостиницы. Это существенно изменило дело.

Фильм Easy Rider*** заканчивается следующими словами, которые говорит один из парней: "Мы облажались". Я поместил эти слова в начало своей книги ("Сердца в Атлантиде").

Стивен Кинг

* Стивен Кинг. "Сердца в Атлантиде", Перевод И. Гуровой.
** 3-го октября 2001 года
*** "Беспечный ездок"


 

случайная рецензия
Что самое интересное рукопись этого произведения Кингу возвращали безо всяких комментариев отказывая тем самым печатать
Владимир
на правах рекламы
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика